Свято-Тихвинский женский монастырь г.Гомель

С Божией помощью все наладилось

Девушка из деревни

 

У меня начиналось все в жизни, как у многих: приехала из деревни, поступила в институт, за мной стал ухаживать симпатичный городской парень — цветы, признания в любви, планы на будущее… Я ему помогала с учебой, он мне —  с покупкой общих учебников. 

Несмотря на нашу осторожность, я забеременела. Когда узнала об этом, восприняла спокойно: ничуть не сомневаясь, что он меня вместе с ребенком будет на руках носить будет. Он и в правду был счастлив. На радостях положил тест с двумя полосками в водительские права и отправился домой — говорить с папой о нашем будущем.

Реакция папы

Папа у него был полковником, обаятельным громилой, но толстокожим и, как водится, не признавал «мелких», не занимающих высоких «кочек» людишек. Хотя я была во всех отношениях первой девушкой его единственного сына, отец считал меня лишь игрушкой, бесплатным репетитором и дополнительной мотивацией к учебе. Он уже выстраивал сыну блестящую карьеру, и все, что требовалось, это подтянуть мальчика к нужной планке, заставить немного под напрячься, чтобы взобраться на уготованный трон.

Поэтому реакция папы оказалась для меня, можно сказать, роковой.

Буквально через два дня мой любимый объявил, что если я не сделаю аборт, мы в троём помрем с голоду. Он убеждал меня в этом целую неделю. Моя вера в собственные силы, мой жизненный оптимизм потихоньку начали угасать, я действительно испугалась одиночества и нищеты, позора и изгнания из дома, слез и без того несчастной матери, которая моталась по заработкам, чтобы прокормить двоих детей.

Грех и терзание совести

….. Я помню, как шла на аборт. Там три раза слезала с операционного стола и никак не могла наплакаться. Через час истерик медсестры клиники стали меня уговаривать либо успокоиться, либо уйти — самого доктора начали терзать сомнения, стоит ли мне делать аборт.

И я ушла. Два часа бродила по городу. Мама моя за тридевять земель, отец моего ребенка меня предал. И идти мне некуда. Я вернулась в клинику и легла на стол …..

С того момента часть меня отмерла. Не знаю, простила ли я себя, скорее всего, просто договорилась с собой не ругаться.

Через два месяца любимый приехал ко мне на день рождения. Как ни в чем не бывало. Конечно же, выход здесь оставался один — бросить его. Но папа-полковник не разрешил: мне дали понять, что я вылечу из института,  если мое присутствие в одних стенах с его чадом будет вызывать у того негативные эмоции. Поэтому я как бы осталась рядом с Денисом но издевалась над ним, как могла, каждый день напоминая о его несостоятельности.

Аборт — не решение проблем, а их начало.

 

У меня был ужасный душевный надлом! Аборт — не решение проблем, а их начало. Грех давит и не отпускает, мир кажется пепелищем, внутри только пустота и отвращение к себе. Это приговор для отношений, какие бы они ни были раньше. Потому что это УБИЙСТВО. Никакие грядущие свершения не стоят убийства, никакая карьера, никто и ничто. Тем более в жизни ведь всего можно достичь и с ребенком на руках.

Мне стал сниться мой убитый ребенок. Он плаче и тянет ко мне ручки, но когда я пытаюсь подхватить его, чтобы прижать к сердцу, исчезает. Этот сон сводил меня с ума. Я не могла спать, часто могла заплакать беспричинно — болела душа: она не могла забыть столь низкий поступок.

Божия милость

 

В то безнадежное время Бог по великой Своей милости пожалел меня, грешную. Я встретила самого прекрасного в моей жизни человека — обычного парня, такого же, как я, без знакомств и денег, но удивительно богатого духовно и доброты необыкновенной. Он меня успокоил, научил, как жить дальше. Павел оказался человеком верующим. Мы стали вместе бывать в храме, молиться и каяться, постигать духовные истины.

Во-первых, сказал он, надо простить Денису его безответственность. Это оказалось совсем не просто, но,  с Божией помощью, у меня получилось. Я смогла простить даже его несчастного папу, смысл жизни которого сводился  =к получению должностей и доказыванию чего-то кому-то.

Потом мне предстояло избавиться от страха перед изгнанием из института. И на зимней сессии, прямо на экзамене, я призналась Денису, что люблю другого, но мы прячемся, потому что его отец мне это не простит. как ни странно, Денис оказался способным не мстить мне, и я доучилась.

Я искренне полюбила мужчину, ставшего моим мужем, и мы вместе уже пять лет. У нас родилась самая красивая в мире дочурка, которую мы обожаем. И работать по-настоящему я начала только после того, как она подросла.

С Денисом мы официально помирились. Он подарил мне маленькую фарфоровую девочку и сказал, что очень любил меня и ребенка, но был глупцом и негодяем.  Я познакомила его с новорожденной дочкой, он за меня искренне порадовался — это было видно.

А мне, милостью Божией, улыбнулась удача и в карьере. Меня пригласили на работу о которой я мечтала много лет, и мы с мужем переехали в столицу.

Я твердо усвоила одно: если искренне каешься  в грехах, господь прощает. И не только прощает, но и как любящий Отец осыпает тебя подарками, берет за руку и бережно ведет по жизни. Остается только непрестанно благодарить Его.

 

Екатерина М., г. Минск.

 

 

(843)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели